Судебные решения, арбитраж

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 23.05.2017 N 18АП-4477/2017 ПО ДЕЛУ N А07-2059/2013

Разделы:
Техническая эксплуатация жилищного фонда. Предоставление коммунальных услуг; Управление многоквартирным домом

Обращаем Ваше внимание на то обстоятельство, что данное решение могло быть обжаловано в суде высшей инстанции и отменено



ВОСЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 23 мая 2017 г. N 18АП-4477/2017

Дело N А07-2059/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 18 мая 2017 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 23 мая 2017 года.
Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Соколовой И.Ю.,
судей Богдановской Г.Н., Суспициной Л.А.,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Чаус О.С., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу товарищества собственников жилья "Аксаковский сад" на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 13.02.2017 по делу N А07-2059/2013 (судья Фазлыева З.Г.).
В судебном заседании приняли участие представители:
- товарищества собственников жилья "Аксаковский сад" - Латыпова Роза Зинуровна (председатель по решению правления от 27.07.2016);
- открытого акционерного общества "Строительная компания Трест N 21" - Хайруллин Рустем Равильевич (доверенность от 24.03.2017 N 5).

- Товарищество собственников жилья "Аксаковский сад" (далее - товарищество, ТСЖ "Аксаковский сад", истец) обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с иском к обществу с ограниченной ответственностью Фирма "Лейсан-Инвест" (далее - общество "Лейсан-Инвест", ответчик) об истребовании из чужого незаконного владения и передаче во владение собственников помещений жилого дома N 109 по улице Пушкина города Уфы Республики Башкортостан следующего имущества: нежилых помещений N 1-21 (номера на поэтажном плане) общей площадью 585,3 кв. м с кадастровым номером 02:55:010158:0:1/4 согласно свидетельству о государственной регистрации права от 13.09.2010 серии 04АВ N 829720; нежилых помещений N 22-27 (номера на поэтажном плане) общей площадью 227,4 кв. м с кадастровым номером 02:55:010158:0:1/5 согласно свидетельству о государственной регистрации права от 24.04.2013 серии 04АД N 422986, находящихся в подвале жилого дома N 109 по улице Пушкина города Уфы Республики Башкортостан;
- о прекращении права собственности общества "Лейсан-Инвест" на нежилые помещения N 1-21 общей площадью 585,3 кв. м, под кадастровым номером N 1-21 (номера на поэтажном плане) общей площадью 585,3 кв. м, под кадастровым номером 02:55:010158:1:1/4 и нежилые помещения N 22-27 (номера на поэтажном плане) общей площадью 227,4 кв. м, под кадастровым номером 02:55:010158:0:1/5, находящиеся в подвале дома N 109 по ул. Пушкина г. Уфы Республики Башкортостан (требования изложены с учетом их уточнений, принятых определением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 30.11.2017 в порядке части 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (т. 12, л.д. 107, 87-89), а также привлечения к участию в деле в качестве соответчика открытого акционерного общества "Строительная компания Трест N 21" (далее - общество "СК Трест N 21") определением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 13.12.2016 (т. 12, л.д. 123-125).
К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Башкортостан (далее - Управление Росреестра, третье лицо), Секретариат Государственного собрания - Курултая Республики Башкортостан (далее - Секретариат Госсобрания, третье лицо).
Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 13.02.2017 (резолютивная часть оглашена 08.02.2017) в удовлетворении исковых требований отказано.
Рассмотрение дела произведено в связи с отменой постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 23.10.2014 (резолютивная часть оглашена 16.10.2014) решения Арбитражного суда Республики Башкортостан от 03.04.2014 (с учетом определения об исправлении описок, опечаток и арифметических ошибок от 04.04.2014) и постановления Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.06.2014 по настоящему делу, с направлением дела на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Башкортостан.
Не согласившись с решением суда первой инстанции от 13.02.2017, товарищество "Аксаковский сад" (далее также - податель апелляционной жалобы, апеллянт) обратилось в Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение Арбитражного суда Республики Башкортостан отменить полностью и принять по делу новый судебный акт, которым удовлетворить исковые требования в полном объеме.
Податель апелляционной жалобы полагает необоснованным вывод суда первой инстанции об избрании товариществом неправильного способа защиты нарушенных прав, при отсутствии оспаривания оснований возникновения права собственности ответчика. Поскольку суд первой инстанции неправомерно отказал в удовлетворении ходатайства об уточнение иска в части признании ничтожным договора соинвестирования от 15.01.2008 N 337/л-394, названное суждение является противоречивым. Ссылаясь на положения пункта 2 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации, апеллянт отмечает, что суду первой инстанции надлежало решить вопрос о правовых последствиях недействительности договора соинвестирования и возможности применения двусторонней реституции.
По мнению апеллянта, судом сделан неверный вывод об отсутствии у истца вещного права на спорные технические помещения подвалов и незаконности владения ими ответчиком. Спорные нежилые помещения входят в состав общего имущества многоквартирного дома и право общей долевой собственности на общее имущество принадлежит собственникам помещений в здании в силу закона, вне зависимости от его регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
Товарищество "Аксаковский сад" считает, что при разрешении вопроса о том, относится ли конкретное помещение к общему имуществу многоквартирного дома, судом не исследованы представленные в материалы дела доказательства - проектная документация, технические паспорта, сообщения органов технической инвентаризации, проектной организации, а также полученные экспертные заключения, подтверждающие создание спорных помещений как технических подвалов. Вопрос о возможности самостоятельного использования помещений в соответствии первичной строительно-проектной документацией также судом изучен не был.
Податель жалобы указывает, что ответчик препятствует истцу в осуществлении контроля за общедомовыми коммуникациями, перекрывает краны и не обеспечивает доступ в принадлежащие ему помещения, в которых расположено техническое оборудование, аварийной службе обслуживающей компании, что препятствует нормальной эксплуатации жилого дома в целом.
Ссылаясь на допущенные судом процессуальные нарушения, товарищество "Аксаковский сад" указывает, что при рассмотрении дела в качестве представителя общества "СК Трест N 21" допущен Хайруллин Р.Р. действующий на основании доверенности от 01.11.2015, которая выдана генеральным директором Саубановым Р.Р., тогда как генеральным директором фактически является Кильмухаметов Ф.В.; определением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 01.11.2016 по делу N А07-11718/2016 в отношении общества "СК Трест N 21" введена процедура наблюдения, временным управляющим утвержден Соколов А.А. Названное исключало признание полномочий Хайруллина Р.Р.
Также, по мнению товарищества "Аксаковский сад" судом первой инстанции дело рассмотрено в отсутствие ответчика общества "СК Трест N 21", не извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания в связи с тем, что судебные извещения направлялись по адресу: г. Уфа, ул. Комсомольская, 165/1, а местом нахождения названного общества согласно сведениям, полученным из Единого государственного реестра юридических лиц, является г. Уфа, ул. М. Горького, 36. Судебная корреспонденция, адресованная обществу "Лейсан-Инвест", направлялась не по месту нахождения организации: г. Уфа, ул. М. Горького, 36, а по иному адресу: г. Уфа, пр. Октября, 37, корп. 5, что является основанием для отмены судебного акта в любом случае.
Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы уведомлены посредством почтовых отправлений, а также путем размещения информации на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", в судебное заседание, за исключением представителей истца и ответчика общества "СК Трест N 21", не явились.
С учетом мнения названных представителей, дело рассмотрено арбитражным судом апелляционной инстанции в соответствии со статьями 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие неявившихся лиц.
В судебном заседании представитель истца поддержал доводы апелляционной жалобы. Представитель общества "СК Трест N 21" возражал против ее удовлетворения.
В судебном заседании был объявлен перерыв в порядке статьи 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации до 14 часов 00 минут 18 мая 2017 года.
После окончания перерыва судебное заседание продолжено с участием тех же представителей.
От общества "Лейсан-Инвест" поступило ходатайство о рассмотрении апелляционной жалобы в отсутствие его представителя, а также отзыв на апелляционную жалобу, в котором ответчик ссылаясь на законность и обоснованность обжалуемого решения, просит оставить его без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения.
ТСЖ "Аксаковский сад" и обществом "СК Трест N 21" представлены письменные пояснения, приобщенные к материалам дела в порядке статьи 81 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
От ТСЖ "Аксаковский сад" также поступили дополнительные доказательства - копия письма общества с ограниченной ответственностью "Городская Управляющая Компания" председателю ТСЖ "Аксаковский сад" от 15.05.2017 исх. N 124, копии актов об отказе предоставить доступ к общему имуществу многоквартирного дома N 109 по ул. Пушкина, г. Уфы для проведения ремонтных работ по замене и отключении стояков горячего, холодного водоснабжения, подачи тепловой, электрической энергии от 09.06.2016 N 16, от 17.10.2016 N 24, от 07.08.2016 N 19, от 02.01.2017 N 01, от 11.11.2016 N 27, от 03.03.2017 N 6, от 08.02.2017 N 4, от 27.04.2017 N 10.
На основании части 2 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пункта 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции", поскольку суд апелляционной инстанции на основании статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации повторно рассматривает дело по имеющимся в материалах дела и дополнительно представленным доказательствам, то при решении вопроса о возможности принятия новых доказательств, в том числе приложенных к апелляционной жалобе или отзыву на апелляционную жалобу, он определяет, была ли у лица, представившего доказательства, возможность их представления в суд первой инстанции или заявитель не представил их по не зависящим от него уважительным причинам.
Признание доказательства относимым и допустимым само по себе не является основанием для его принятия судом апелляционной инстанции.
Поскольку уважительности причин, исключивших предоставление указанных доказательств в суд первой инстанции, судебной коллегией не установлено, оснований для удовлетворения ходатайства о приобщении поименованных дополнительных доказательств не имеется. Кроме того, судебной коллегией отмечается составление части указанных документов после вынесение обжалуемого решения, что исключало возможность их исследования судом первой инстанции.
Вместе с тем, представленные истцом копии выписок из Единого государственного реестра недвижимости об основных характеристиках и зарегистрированных правах на объект недвижимости на оспариваемые объекты от 16.05.2017 N 99/2017/16897801, N 99/2017/16897817 приобщены к материалам дела, поскольку ввиду наличия в материалах дела аналогичных выписок по состоянию на 2012 год они являются не дополнительными доказательствами, а актуализированными сведениями о правах на спорное имущество, входившими в предмет исследования по делу.
Законность и обоснованность судебного акта проверены арбитражным судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Как следует из материалов дела, 24.05.2005 между Секретариатом Госсобрания (секретариат) и обществом "СК Трест N 21" (заказчик) заключен договор N 342 о передаче функций заказчика и застройщика на строительство объектов недвижимости в квартале N 533, ограниченном улицами Пушкина, Новомостовой, Октябрьской революции и проспектом Салавата Юлаева (Воровского) (т. 1, л.д. 67-71), согласно пункту 1.1 которого секретариат передает функции, а заказчик выполняет функции заказчика и застройщика на строительство объектов недвижимости в квартале N 533, ограниченном улицами Пушкина, Новомостовой, Октябрьской революции и проспектом Салавата Юлаева, в Кировском районе г. Уфы.
Постановлением главы администрации городского округа город Уфа от 08.02.2006 N 304 (т. 1, л.д. 28-29) Секретариату Госсобрания разрешено разработать проект многоэтажного жилого дома с подземной автостоянкой по ул. Пушкина в Кировском районе городского округа город Уфа Республики Башкортостан на земельном участке ориентировочной площадью 0,7 га городских земель.
Во исполнение пункта 2.1 названного Постановления главы администрации городского округа город Уфа от 08.02.2006 N 304 Главным управлением архитектуры и градостроительства Администрации городского округа город Уфа Республики Башкортостан подготовлено и утверждено архитектурно-планировочное задание от 16.02.2006 N 494/Ю на разработку проекта многоэтажного жилого дома с подземной автостоянкой по ул. Пушкина в Кировском районе городского округа город Уфа Республики Башкортостан (т. 1, л.д. 30-37).
Обществом с ограниченной ответственностью "Проект-Сервис" (подготовлено и утверждено задание на разработку проектной документации для архитектурного объекта "Многоэтажный жилой дом с подземной автостоянкой по ул. Пушкина в Кировском районе городского округа город Уфа Республики Башкортостан" от 17.04.2006 (т. 1, л.д. 38-58), согласно которому основным требованием к проектному решению указано: разработка проекта жилого дома 5-7 этажного со встроенными помещениями и подземной автостоянкой, в том числе на первых этажах запроектировано в секции А - магазин-салон керамической плитки, площадь торговая 280 кв. м; в секции Б - административные помещения на 12 сотрудников и в секции В - магазин-салон встраиваемой бытовой техники, торговая площадь 320 кв. м. Благодаря перепаду рельефа в секции Г имеется возможность сделать первый этаж жилым, в цокольном этаже секции Г расположены помещения спортивно-оздоровительного назначения. Под дворовым пространством дома размещена 2-этажная подземная автостоянка с боксовым хранением на 92 автомобиля.
14.01.2008 Администрацией городского округа город Уфа выдано разрешение N RU 03308000-36-Ж на строительство многоэтажного жилого дома с подземной автостоянкой (секции А, Б, В, Г, подземная автостоянка пристраиваемая на 85 машино-мест), по адресу: Республика Башкортостан, г. Уфа, Кировский район, ул. Пушкина (т. 8, л.д. 110 (оборот)-111).
31.03.2008 Администрацией городского округа город Уфа выдано разрешение N RU 03308000-13-ЖА на ввод в эксплуатацию построенных секций В, Г многоэтажного жилого дома с подземной автостоянкой, расположенного по адресу: Республика Башкортостан, г. Уфа, Кировский район, ул. Пушкина (т. 1, л.д. 59-60).
31.03.2008 Администрацией городского округа город Уфа выдано разрешение N RU 03308000-13-ЖА на ввод в эксплуатацию построенных секций А, Б многоэтажного жилого дома с подземной автостоянкой, расположенного по адресу: Республика Башкортостан, г. Уфа, Кировский район, ул. Пушкина (т. 8, л.д. 113 (оборот)-114).
Материалами дела подтверждено, что 15.11.2008 между обществом "СК Трест N 21" (инвестор) и обществом "Лейсан-Инвест" (соинвестор) заключен договор соинвестирования N 337/л-394 (далее - договор N 337/л-394; т. 3, л.д. 55-58), предметом которого является соинвестирование строительства жилого дома "жилой дом N 1 с подземной автостоянкой по ул. Пушкина в квартале 533, Кировского района г. Уфы" (адрес строительный).
На основании пункта 1.2 названного договора соинвестор инвестирует строительство нежилых хозяйственных помещений, расположенных на 1-ом и 2-ом подвальных уровнях секции - "Б", "Г" и цокольном этаже секции "В" в жилом доме, указанном в пункте 1.1 настоящего договора.
По акту приема-передачи от 11.02.2009 (т. 3, л.д. 59) общество "СК Трест N 21" передало, а общество "Лейсан-Инвест" приняло согласно договору N 337/л-394 нежилые помещения общей площадью 892,2 кв. м жилого дома N 109 по ул. Пушкина в Кировском районе города Уфы Республики Башкортостан.
Впоследствии обществом "Лейсан-Инвест" на основании договора N 337/л-394, акта приема-передачи от 11.02.2009 зарегистрировано право собственности на нежилые подвальные помещения (литера А) общей площадью 585,3 кв. м, номера на поэтажном плане - 1-21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, расположенные по адресу: Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. Пушкина, 109, а также нежилые подвальные помещения (литера А) общей площадью 227,4 кв. м, номера на поэтажном плане - 22-27, расположенные по томе же адресу, что подтверждается свидетельствами о государственной регистрации права от 13.09.2010 серии 04 АВ N 829720, от 26.04.2013 серии 04 АД N 422968 (т. 3, л.д. 60, 64), соответственно, и техническими паспортами от 19.04.2010 и от 19.04.2010 (т. 3, л.д. 5-12, 16-22).
В соответствии с выписками из Единого государственного реестра недвижимости об основных характеристиках и зарегистрированных правах на объект недвижимости на оспариваемые объекты от 16.05.2017 N 99/2017/16897801, N 99/2017/16897817 общество "Лейсан-Инвест" является собственником вышеназванных объектов (т. 13 л.д. 32-33).
Собственниками помещений в многоквартирном доме на внеочередном общем собрании, проведенном в форме заочного голосования, принято решение о создании Товарищества собственников жилья "Аксаковский сад", что зафиксировано в соответствующем протоколе от 29.07.2010 N 1 (т. 2, л.д. 80-83).
Полагая, что недвижимое имущество, принадлежащее на праве собственности обществу "Лейсан-Инвест" и полученное им на основании договора N 337/л-394 и акта приема-передачи от 11.02.2009, фактически является общедомовым ввиду расположения в нем инженерных коммуникаций, несущих конструкций здания, механического, электрического, санитарно-технического и иного оборудования, обслуживающего все помещения указанного многоквартирного жилого дома, расположенного по адресу: г. Уфа, Кировский район, ул. Пушкина, д. 109., товарищество "Аксаковский сад" обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с настоящими исковыми требованиями.
Отказывая в удовлетворении исковых требований об истребовании из чужого незаконного владения общего имущества многоквартирного дома, суд первой инстанции указал на недоказанность наличия у истца вещного права на спорное имущество и незаконности владения ответчиком спорным имуществом, ввиду возникновения права собственности последнего на спорное имущество на основании договора соинвестирования N 337/л-394 от 15.01.2008. Также судом отмечено отсутствие доказательств наличия препятствий по осуществлению контроля истцом за общедомовыми коммуникациями, путем создания препятствий к доступу в спорные помещения. В отношении требования истца о прекращении права собственности общества "Лейсан-Инвест" на спорное имущество судом первой инстанции сделан вывод об избрании истцом ненадлежащего способа защиты своих прав, не предусмотренного статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" и пунктом 52 постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10, N 22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав". Поскольку избрание ненадлежащего способа защиты само по себе влечет отказ в удовлетворении заявленных требований, исследование вопроса о том, относятся ли спорные помещения к помещениям общего пользования признано судом не входящим в предмет доказывания.
Исследовав имеющиеся в деле доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы, арбитражный суд апелляционной инстанции приходит к выводу о наличии оснований для отмены решения суда первой инстанции.
Заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации (часть 1 статьи 4).
Статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) предусмотрен перечень способов защиты гражданских прав. Иные способы защиты гражданских прав могут быть установлены законом.
Обжалуемое решение принято судом первой инстанции по результатам рассмотрения исковых требований товарищества "Аксаковский сад" об истребовании спорного имущества из чужого незаконного владения и передачи его во владение истца, а также о прекращении права собственности общества "Лейсан-Инвест" на спорные объекты.
Из материалов дела следует, что истцом 21.06.2016 в суд первой инстанции подано уточненное исковое заявление (т. 12, л.д. 23-30), в котором наряду с вышеназванными требованиями отражено требование о признании недействительным в силу ничтожности договора соинвестирования N 337/л-394 от 15.01.2008 заключенного между ОАО "Строительная компания Трест N 21" и ООО "Лейсан-Инвест".
Определением об отложении судебного разбирательства от 21.06.2016 (т. 12, л.д. 44-45) суд первой инстанции отказал в удовлетворении ходатайства об уточнении исковых требований, ввиду отсутствия оснований, предусмотренных статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
На основании части 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец вправе при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований.
По смыслу разъяснений, приведенных в пункте 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 31.10.1996 N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции" увеличение размера исковых требований не может быть связано с предъявлением дополнительных исковых требований, которых не было изначально определено в исковом заявлении.
При таких обстоятельствах, дополнение изначально заявленных требований требованием о недействительности договора соинвестирования не соответствует вышеназванной процессуальной норме, что исключает обоснованность возражений апеллянта о допущенных судом первой инстанции процессуальных нарушениях.
Вместе с тем, вопрос о соответствии требованиям действующего законодательства вышеназванного договора, послужившего основанием для возникновения права собственности ответчика, входил в предмет исследования по делу исходя из следующего.
Статьей 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику предоставлено право истребовать имущество из чужого незаконного владения.
Исходя из разъяснений, данных Пленумами Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пунктах 2 и 52 совместного постановления от 29.04.2010 N 10, N 22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (далее - Постановление N 10/22) иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения относится к способам оспаривания зарегистрированного в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП) права на недвижимое имущество.
В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении от 05.07.2001 N 154-О, государственная регистрация как формальное условие обеспечения государственной защиты прав лица, объектом которых является недвижимое имущество, не затрагивая самого содержания указанного гражданского права, призвана лишь удостоверить со стороны государства юридическую силу соответствующих правоустанавливающих документов.
В отсутствие правовых оснований для государственной регистрации права собственности на объект недвижимого имущества, государственная регистрация права собственности не подтверждает существование такового в действительности.
В силу пункта 1 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.
Названное исключает возникновение юридических последствий в виде возникновения права собственности на основании недействительной сделки.
В этой связи обстоятельства соответствия закону договора соинвестирования N 337/л-394 от 15.01.2008 подлежали оценке судом независимо от заявления самостоятельных требований.
Из материалов дела следует, что в последующем товариществом "Аксаковский сад" представлено уточненное исковое заявление от 27.11.2016 содержащее требования об истребовании спорных нежилых помещений, передаче их во владение собственников помещений многоквартирного дома и прекращении права собственности ООО фирма "Лейсан-Инвест" (т. 12, л.д. 73-74, л.д. 87-89). Аналогичные требования сформулированы товариществом в документе, поименованном как отзыв на исковое заявление по делу А07-2059/2013 (т. 12 л.д. 73-85,91-97).
Определением об отложении судебного разбирательства от 30.11.2016 (т. 12, л.д. 108-109) представленное истцом уточнение исковых требований судом первой инстанции принято.
Оценивая обстоятельства, связанные с принятой судом первой инстанции редакцией требований истца, судом апелляционной инстанции установлено, что имеющееся в материалах дела уточненное исковое заявление от 27.11.2016 имеет надпись шариковой ручкой "проект" и перечеркнутую просительную часть (т. 12, л.д. 73-74).
Имеющееся в материалах дела уточненное исковое заявление от 27.11.2016 (т. 12, л.д. 87-89), также поименовано как "проект", внизу его первой страницы приклеен деформированный фрагмент листа с частичным изложением требований, просительная часть требований дополнена нумерацией 3 и 4, а также исправлением номера пункта 3 требований на номер 5. Подпись председателя правления товарищества "Аксаковский сад" Латыповой Р.З. и печать товарищества, отраженные на последней странице уточненного искового заявления, перечеркнуты.
Просительная часть документа, поименованного как "отзыв" (т. 12, л.д. 91-97), расположенная на странице 7, также перечеркнута.
Из акта, составленного 30.03.2017 секретарем судебного заседания Арбитражного суда Республики Башкортостан, следует, что рукописные изменения в тексте уточненного искового заявления были внесены с 07.03.2017 по 10.03.2017 в ходе ознакомления с материалами дела председателем ТСЖ "Аксаковский сад" Латыповой Р.З. (т. 13 л.д. 20).
Проанализировав уточненное исковое заявление от 27.11.2016 (поименованное в тексте апелляционной жалобы как уточненное исковое заявление от 29.11.2016, по пояснениям представителя товарищества исходя из даты представления в суд первой инстанции), содержание апелляционной жалобы, имеющей ссылку на неправомерное отклонение ходатайства товарищества о дополнении исковых требований требованиями о недействительности договора соинвестирования, аудиозаписи судебных заседаний, а также пояснения представителей сторон в заседании суда апелляционной инстанции о принятых судом первой инстанции уточнениях исковых требований, судебная коллегия установила, что принятыми в окончательном виде требованиями товарищества "Аксаковский сад" являются требования об истребовании из чужого незаконного владения и передаче во владение собственников помещений жилого дома N 109 по улице Пушкина города Уфы Республики Башкортостан следующего имущества: нежилых помещений N 1-21 (номера на поэтажном плане) общей площадью 585,3 кв. м с кадастровым номером 02:55:010158:0:1/4 согласно свидетельству о государственной регистрации права от 13.09.2010 серии 04АВ N 829720; нежилых помещений N 22-27 (номера на поэтажном плане) общей площадью 227,4 кв. м с кадастровым номером 02:55:010158:0:1/5 согласно свидетельству о государственной регистрации права от 24.04.2013 серии 04АД N 422986, находящихся в подвале жилого дома N 109 по улице Пушкина города Уфы Республики Башкортостан; о прекращении права собственности общества Фирма "Лейсан-Инвест" на нежилые помещения N 1-21 общей площадью 585,3 кв. м, под кадастровым номером N 1-21 (номера на поэтажном плане) общей площадью 585,3 кв. м, под кадастровым номером 02:55:010158:1:1/4 и нежилые помещения N 22-27 (номера на поэтажном плане) общей площадью 227,4 кв. м, под кадастровым номером 02:55:010158:0:1/5, находящиеся в подвале дома N 109 по ул. Пушкина г. Уфы Республики Башкортостан (т. 12 л.д. 87-89), которые и были рассмотрены судом первой инстанции.
Из существа требований товарищества и приведенных им доводов, следует, что направленностью заявленных в настоящем деле требований является возврат владения и оспаривание зарегистрированного за обществом "Лейсан-Инвест" права собственности на вышеназванные нежилые помещения, поскольку они являются общим имуществом собственников помещений многоквартирного жилого дома.
В абз. 2 пункта 34 постановления Постановление N 10/22 предусмотрено, что в случаях, когда между лицами отсутствуют договорные отношения или отношения, связанные с последствиями недействительности сделки, спор о возврате имущества собственнику подлежит разрешению по правилам статей 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Вопрос о праве собственности на имущество истца, считающего себя собственником спорного имущества, не обладающего зарегистрированным правом на него и фактически не владеющего им, может быть разрешен при рассмотрении виндикационного иска. Рассмотрением виндикационного иска обеспечивается возможность установления добросовестности приобретения имущества и его надлежащего собственника, соединения права и фактического владения, а также защита владельца правилами об исковой давности, что гарантирует всем участникам спора защиту их прав, интересов, а также стабильность гражданского оборота.
Поскольку исходя из приведенных выше разъяснений пункта 52 Постановления N 10/22, решение в резолютивной части судебного акта по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения вопроса о возврате имущества во владение его собственника, является основанием для внесения записи в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним, заявленное истцом требование о прекращении права собственности общества Фирма "Лейсан-Инвест" на истребуемые нежилые помещения не является самостоятельным.
В соответствии с частью 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения арбитражный суд оценивает доказательства и доводы, приведенные лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений; определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, какие законы и иные нормативные правовые акты следует применить по данному делу.
Таким образом, само по себе произвольное формулирование истцом предмета иска не является основанием для отказа в иске.
Исходя из названного выше, суд первой инстанции ошибочно пришел к выводу об избрании истцом ненадлежащего способа защиты своих прав. Также необоснованным является вывод о том, что при заявлении виндикационных требований наряду с требованиями о прекращении права собственности ответчика, направленных на разрешение спора о праве, наличие зарегистрированного за ответчиком права собственности на основании договора соинвестирования N 337/л-394 от 15.01.2008, не оспоренного в самостоятельном порядке, свидетельствует о законности владения и исключает исследование вопроса о том, относятся ли спорные помещения к помещениям общего пользования.
Из содержания пунктов 32, 34, 36 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", следует, что удовлетворение иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения может быть произведено при представлении доказательств наличия вещных прав истца в отношении спорного имущества, незаконности владения ответчиком спорным имуществом, отсутствия обязательственных отношений между сторонами по поводу спорного имущества и фактического нахождения истребуемого имущества у ответчика.
Оценивая наличие вещных прав истца на истребуемые нежилые помещения судебная коллегия исходит из предъявления настоящего иска товариществом собственников жилья в интересах собственников помещений многоквартирного дома.
В части 1 статьи 135 Жилищного кодекса Российской Федерации установлено, что товариществом собственников жилья признается некоммерческая организация, объединение собственников помещений в многоквартирном доме для совместного управления общим имуществом в многоквартирном доме либо в случаях, указанных в части 2 статьи 136 названного Кодекса, имуществом собственников помещений в нескольких многоквартирных домах или имуществом собственников нескольких жилых домов, обеспечения владения, пользования и в установленных законодательством пределах распоряжения общим имуществом в многоквартирном доме либо совместного использования имущества, находящегося в собственности собственников помещений в нескольких многоквартирных домах, или имущества, принадлежащего собственникам нескольких жилых домов, осуществления деятельности по созданию, содержанию, сохранению и приращению такого имущества, предоставления коммунальных услуг лицам, пользующимся в соответствии с настоящим Кодексом помещениями в данных многоквартирных домах или данными жилыми домами, а также для осуществления иной деятельности, направленной на достижение целей управления многоквартирными домами либо на совместное использование имущества, принадлежащего собственникам помещений в нескольких многоквартирных домах, или имущества собственников нескольких жилых домов.
Товарищество собственников жилья обязано представлять законные интересы собственников помещений в многоквартирном доме, связанные с управлением общим имуществом в данном доме, в том числе в отношениях с третьими лицами (пункт 8 статьи 138 Жилищного кодекса Российской Федерации).
Общее собрание собственников помещений в многоквартирном доме является органом управления многоквартирным домом (часть 1 статьи 44 Жилищного кодекса Российской Федерации).
На внеочередном общем собрании товарищества "Аксаковский сад", созданного для управления многоквартирным домом N 109 по ул. Пушкина г. Уфы, состоявшемся 16.05.2011 (т. 3, л.д. 149-152), принято решение об обращении в Арбитражный суд Республики Башкортостан с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения и о признании общей долевой собственности на общее имущество собственников жилых и нежилых помещений, а именно номера на поэтажном плане N 1-27 жилого дома N 109 по ул. Пушкина г. Уфы по всем секциям.
В соответствии с протоколом общего собрания собственников помещений многоквартирного дома N 109 по ул. Пушкина г. Уфы председателю правления товарищества "Аксаковский сад" поручено защита интересов собственников, в том числе в арбитражных судах по вопросам, касающимся возврата помещений, истребования их из незаконного владения и признания недействительными договоров инвестирования (т. 9, л.д. 111).
Поскольку представленные в материалы дела протоколы общего собрания собственников помещений подтверждают их волеизъявление на наделение полномочиями представителя товарищества собственников жилья по обращению в суд; данные протоколы никем не оспорены, на собраниях присутствовали собственники обладающие более чем 50% площадей самостоятельных помещений в многоквартирном доме, правомочные решать эти вопросы при соблюдении кворума (часть 3 статьи 45, часть 3 статьи 48 Жилищного кодекса Российской Федерации), товарищество "Аксаковский сад" следует признать надлежащим истцом по рассматриваемому спору.
В соответствии с пунктом 1 статьи 290 ГК РФ собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры.
Право общей долевой собственности на общее имущество принадлежит собственникам помещений в здании в силу закона, вне зависимости от его регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. (пункт 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 64 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания").
Согласно пунктам 1, 3 части 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме, а именно: помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы); крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции данного дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения.
Следовательно, в силу прямого указания закона право общей долевой собственности домовладельцев возникает не на любую подвальную часть жилого дома, а лишь на ту его часть, в которой обслуживающие более одного помещения находится оборудование, коммуникации, обслуживающие более одного помещения, то есть на технические подвалы.
Кроме того, правовой режим помещений, расположенных в многоквартирном доме, как относящихся или не относящихся к общей долевой собственности нескольких собственников помещений в жилых домах, находится в зависимости от предназначения (учета, формирования) подвальных помещений жилого дома для самостоятельного использования в целях, не связанных с обслуживанием жилого дома. Подвальные помещения, не выделенные для целей самостоятельного использования, переходят в общую долевую собственность домовладельцев как общее имущество дома.
Из представленных обществом "Лейсан-Инвест" кадастровых паспортов, выполненных по состоянию на 04.08.2010 усматривается, что спорные помещение N 1-21 (номера на поэтажном плане, секция Б) общей площадью 585,3 кв. м с кадастровым номером 02:55:010158:0:1/4 и помещение N 22-27 (номера на поэтажном плане, секция Г) общей площадью 227,4 кв. м с кадастровым номером 02:55:010158:0:1/5 расположены в подвале жилого дома и имеют назначение - нежилые (т. 3, л.д. 61-66).
В технических паспортах названных помещений, выполненных по состоянию на 19.04.2010 указано назначение и фактическое использование в качестве хозяйственных (т. 5 л.д. 24-32).
При этом, согласно техническим паспортам, составленным по состоянию на 02.11.2007, 17.12.2007, 17.01.2008 (т. 1, л.д. 90-148, т. 2, л.д. 1-69), спорные помещения поименованы как технические подвалы дома.
Согласно письму ГУП "Бюро технической инвентаризации Республики Башкортостан" от 28.06.2013 N 1716 классификация помещений подвалов здания N 109 по ул. Пушкина произведена в соответствии с предоставленной проектной документацией, исходя из которой помещения, расположенные в уровнях секций Б, В, Г относятся к помещениям технического подполья. Площади технического подполья не вошли в общую площадь многоквартирного жилого дома. При этом в связи с обращением товарищества "Аксаковский сад" об идентификации технических подвалов секций Б, В, Г и помещений подвала N 1-21 общей площадью 585,3 кв. м, N 22-27 общей площадью 227,4 кв. м ГУП "Бюро технической инвентаризации Республики Башкортостан" по результатам выезда на объект с целью обследования и определения соответствия спорных помещений помещениям подвалов выявило, что названные помещения являются техническими помещениями подвалов, относящимися к техподполью в соответствии с классификацией их в технических паспортах жилого дома. В названном письме также отражено, что согласно визуальному осмотру данные помещения можно отнести к техническим помещениям, предназначенным для обслуживания коммуникаций здания (т. 4, л.д. 119).
Представленная в материалы дела проектная документация (т. 10 л.д. 1-10, 169), а также письмо закрытого акционерного общества Творческая архитектурная фирма "Архпроект" от 07.06.2013 N 15/466 (т. 4, л.д. 118), свидетельствуют, что под секциями "Г" и "Б" запроектированы технические подполья для размещения общедомовых инженерных коммуникаций. Корректировка данного проекта не выполнялась.
Анализ задания на разработку проектной документации (т. 1 л.д. 38-58), выданных органами местного самоуправления разрешений на строительство и ввод объекта в эксплуатацию (т. 8 л.д. 110 (оборот)-111, т. 1 л.д. 59-60, т. 8 л.д. 113 (оборот)-114), а также первичных документов технической инвентаризации (т. 8 л.д. 141-180) также не позволяет сделать вывод о проектировании, создании и формировании спорных нежилых помещений в качестве объектов, имеющих самостоятельное назначение (в качестве торговых, офисных, складских либо иных).
Указание в технических паспортах по состоянию на 19.04.2010 назначение помещений как хозяйственных не свидетельствует о самостоятельности объекта, поскольку такое назначение допускает использование и в общедомовых целях.
По предложению суда апелляционной инстанции, ответчиком документальных данных о наличии самостоятельного предназначения и использования спорных нежилых помещений не представлено.
Вместе с тем, комиссионным актом визуального осмотра на предмет исследования и идентификации спорных помещений подвала, по техническому паспорту жилого дома N 109 по ул. Пушкина, установлено, что истребуемые помещения подвала относятся к техническим помещениям жилого дома согласно проекту, через них проходят коммуникации всего дома; помещения не оборудованы под эксплуатацию как нежилые (т. 4, л.д. 120). Указанные сведения подтверждены представленными в материалы дела фотографическими изображениями (т. 4 л.д. 2-96).
Для целей разрешения вопроса о том, являются ли спорные помещения общим имуществом многоквартирного дома, расположенного по адресу: г. Уфа, ул. Пушкина, д. 109, судом первой инстанции назначены судебные экспертизы.
Определением суда от 01.08.2013 (т. 5, л.д. 161-167) назначена судебная строительно-техническая экспертиза, проведение которой поручено Федеральному бюджетному учреждению Башкирская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации (далее - ФБУ "Башкирская лаборатория судебной экспертизы МЮ РФ").
По итогам проведенной экспертизы ФБУ "Башкирская лаборатория судебной экспертизы МЮ РФ" подготовлено заключение эксперта от 05.02.2014 N 1400/4-3-16.1 от 05.02.2014 (т. 6, л.д. 45-61), в котором указано, что в спорных помещениях, расположенных в подвале жилого дома 109 по улице Пушкина в городе Уфе, секции "Б", "Г" и указанных в свидетельстве о праве собственности общества "Лейсан-Инвест" 04АВ N 829720 от 13.09.2010 под номерами с 1 по 21 включительно и в свидетельстве о праве собственности общества Фирма "Лейсан-Инвест" 04АД N 422986 от 24.04.2013 под номерами с 22 по 27 включительно, имеются следующие инженерные коммуникации: шахты, вентканалы, а также инженерное оборудование, коммуникации, необходимые для обслуживания жилого дома (более одного помещения) N 109 по улице Пушкина города Уфы. Однако, эксперт не смог определить являются ли спорные помещения техническими, требующими постоянного доступа к инженерному и иному оборудованию, инженерным коммуникациям, шахтам, вентканалам, стоякам для их эксплуатации и контроля, и необходимым для обслуживания жилого дома N 109 (более одного помещения) по ул. Пушкина г. Уфы.
Впоследствии определением от 18.12.2014 (т. 10, л.д. 29-31) суд первой инстанции назначил судебную экспертизу по вопросу отнесения спорных нежилых помещений к техническим, производство которой поручил обществу с ограниченной ответственностью "Межрегиональный центр судебных экспертиз".
В материалах дела имеется заключение эксперта названного учреждения от 30.07.2015 N 101/16-15 о том, что помещения не являются техническими, предназначенными для обслуживания, эксплуатации и контроля инженерного оборудования и необходимыми для обслуживания более одного помещения жилого дома N 109 по ул. Пушкина в г. Уфе, подписанное экспертом Ахметовой Л.Р. (т. 10, л.д. 123-175).
В отношении принадлежности и подлинности подписи эксперта Ахметовой Л.Р. в названном заключении товариществом было сделано заявление о фальсификации (т. 1 л.д. 45-46).
Опрос эксперта Ахметовой Л.Р. подтвердил, что заключение ею не подписывалось (т. 11 л.д. 65). Поскольку в соответствии со статьей 25 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" на основании проведенных исследований с учетом их результатов эксперт от своего имени дает письменное заключение и подписывают его, данный документ не может быть признан имеющим доказательственное значение.
Принимая во внимание пояснения эксперта, для проверки заявления о фальсификации доказательства - экспертного заключения от 30.07.2015 N 101/16-15, определением суда первой инстанции от 14.09.2015 (т. 1, л.д. 64-67) по делу назначена повторная судебная экспертиза. Производство повторной экспертизы поручено обществу с ограниченной ответственностью "Центр независимых экспертиз "Суд-Информ" (далее - общество "Центр независимых экспертиз "Суд-Информ"). На разрешение эксперта поставлен вопрос: "Являются ли спорные помещения, расположенные в подвале жилого дома 109 по ул. Пушкина г Уфы секции "Б" и "Г", указанные в свидетельстве о праве собственности ООО "Лейсан-Инвест" 04АВ N 829720 от 13.09.2010 под номерами с N 1 по N 21 (включительно) и в свидетельстве о праве собственности ООО "Лейсан-Инвест" 04АД N 422986 от 26.04.2013 под номерами с N 22 по N 27 (включительно) техническими, требующими постоянного доступа к расположенным в них инженерному и иному оборудованию, инженерным коммуникациям, шахтам, вентканалам, стокам для их эксплуатации и контроля, и необходимыми для обслуживания жилого дома N 109 (более одного помещения) по ул. Пушкина г. Уфы?".
По итогам проведенной экспертизы обществом "Центр независимых экспертиз "Суд-Информ" подготовлено заключение судебного эксперта от 13.05.2016 N 43 (т. 11, л.д. 157-190), в котором отражен следующий вывод: спорные помещения являются техническими, требующими постоянного доступа к расположенным в них инженерному и иному оборудованию, инженерным коммуникациям, шахтам, вентканалам, стокам для их эксплуатации и контроля, и необходимыми для обслуживания жилого дома N 109 (более одного помещения) по ул. Пушкина г. Уфы. Описательная часть заключения эксперта содержит сведения о наличии в подвальных помещениях систем инженерных коммуникаций (перечень на л.д. 162-163, т. 11), обслуживающих более одного помещения в доме, требующих постоянного, открытого доступа для их эксплуатации и контроля в соответствии в действующими нормами и правилами.
Оценив в совокупности изложенные обстоятельства, согласованные выводы экспертов ФБУ "Башкирская лаборатория судебной экспертизы МЮ РФ" общества "Центр независимых экспертиз "Суд-Информ", суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что спорные нежилые помещения представляют собой технический подвал, являются общим имуществом многоквартирного дома и на основании пункта 1 части 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации принадлежат собственникам помещений в многоквартирном доме на праве общей долевой собственности.
Оценивая соответствие закону договора соинвестирования от 15.01.2008 N 337/л-394, заключенного между обществом "СК Трест N 21" и обществом "Лейсан-Инвест" на соинвестирование строительства жилого дома "жилой дом N 1 с подземной автостоянкой по ул. Пушкина в квартале 533, Кировского района г. Уфы" (адрес строительный) и соответствующие основания возникновения права собственности на спорное имущество общества "Лейсан-Инвест", судебная коллегия пришла к следующим выводам.
Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 4 постановления от 11.07.2011 N 54 "О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем" (далее - Постановление N 54) разъяснил, что при рассмотрении споров, вытекающих из договоров, связанных с инвестиционной деятельностью в сфере финансирования строительства или реконструкции объектов недвижимости, судам следует устанавливать правовую природу соответствующих договоров и разрешать спор по правилам глав 30 ("Купля-продажа"), 37 ("Подряд"), 55 ("Простое товарищество") Кодекса и т.д.
Если не установлено иное, судам надлежит оценивать договоры, связанные с инвестиционной деятельностью в сфере финансирования строительства или реконструкции объектов недвижимости, как договоры купли-продажи будущей недвижимой вещи.
Так как, на основании пунктов 1.2, 1.3 договора N 337/л-394 общество "Лейсан-Инвест" инвестирует строительство нежилых хозяйственных помещений, расположенных на 1-ом и 2-ом подвальных уровнях секции - "Б", "Г" и цокольном этаже секции "В" в жилом доме, указанном в пункте 1.1 настоящего договора, а общество "СК Трест N 21" обязуется передать их после завершения строительства и ввода жилого дома в эксплуатацию, названный договор подлежит квалификации в качестве договора купли-продажи будущей вещи.
В соответствии с нормами Федерального закона от 25.02.1999 N 39-ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений" инвестиционная деятельность предполагает вложение инвестором в объект предпринимательской или иной деятельности на условиях, предусмотренных инвестиционным контрактом, денежных средств, ценных бумаг, иного имущества или практических действий и возникновение у инвестора прав на результаты таких вложений.
Несмотря на то, что указанные в договоре инвестирования помещения могут приобрести статус самостоятельного объекта права, и соответственно быть переданы истцу, только после окончания строительства здания, заключение такого договора должно предполагать возможность передачи имущества, а значит возникновение прав на него застройщика. Указанное невозможно в отношении общего имущества многоквартирного жилого дома.
По сообщению ГУП "Бюро технической инвентаризации Республики Башкортостан" от 17.06.2013 первичная техническая инвентаризация секций "В" и "Г" (где расположены спорные помещения) была произведена 17.12.2007 и 02.11.2007. По результатам технической инвентаризации на каждую секцию были изготовлены технические паспорта (т. 4, л.д. 117).
Технический паспорт на многоквартирный дом является документом, составляемым в результате инвентаризации объекта, и предназначен для внесения в него всех основных технических характеристик, которые получил такой объект в процессе строительства. Технический паспорт содержит в себе основные технические характеристики: год постройки, длина, ширина, высота, строительный объем. Также в паспорте прописывается внутренняя отделка здания, материалы конструкций, таких как фундамент, стены, перекрытия и прочее. Соответственно, технический паспорт может быть составлен только в отношении уже фактически построенного объекта.
Таким образом, договор N 337/л-394, предметом которого является инвестирование строительства нежилых хозяйственных помещений, расположенных на 1-ом и 2-ом подвальных уровнях секции - "Б", "Г" и цокольном этаже секции "В" в жилом доме, был фактически заключен 15.01.2008 в отношении уже построенных объектов.
При таких обстоятельствах следует признать, что при оформлении договора ответчики располагали информацией о совершении сделки в отношении имущества, которое не может быть передано в частную собственность ООО "Лейсан-Инвест". Оценивая обстоятельства, связанные с оформлением правоотношений ответчиков, судебной коллегией также учтено, что в представленном застройщиком в 2008 году в органы государственной регистрации списке инвесторов жилого дома по ул. Пушкина N 109 в г. Уфа сведения об инвесторе ООО "Лейсан-Инвест" отсутствуют (т. 8 л.д. 108-109).
Согласно статье 10 ГК РФ, не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).
Поскольку по смыслу положений статей 290 ГК РФ и 36 Жилищного кодекса Российской Федерации право общей долевой собственности на общее имущество здания принадлежит собственникам помещений здания в силу закона, застройщик объекта общество "СК Трест N 21" не имел полномочий по привлечению инвестиций для строительства подобного объекта и распоряжению нежилыми помещениями N 1-21 (номера на поэтажном плане, секция Б) общей площадью 585,3 кв. м с кадастровым номером 02:55:010158:0:1/4 и N 22-27 (номера на поэтажном плане, секция Г) общей площадью 227,4 кв. м с кадастровым номером 02:55:010158:0:1/5 путем передачи обществу "Лейсан-Инвест" во исполнение договора соинвестирования от 15.01.2008 N 337/л-394.
Таким образом, в силу положений статей 10, 166, 168, 209, 290 ГК РФ, статьи 17 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (в редакции действующей на дату возникновения оспариваемого права) титул общества "Лейсан-Инвест" как собственника спорных объектов которых основан на сделке, противоречащей законодательству, а потому не мог служить основанием для возникновения права собственности независимо от того, предъявлялись ли требования о признании такой сделки недействительной.
Наряду с наличием в материалах дела доказательств вещных прав истца в отношении спорного имущества, незаконности владения ответчиком спорным имуществом и отсутствия обязательственных отношений между сторонами по поводу спорного имущества, материалами подтверждено фактическое нахождения истребуемого имущества во владении ответчика общества "Лейсан-Инвест".
По смыслу действующего законодательства, под владением понимается юридически обеспеченная возможность волевого, фактического и непосредственного господства лица над вещью, то есть самостоятельного и открытого осуществления над нею хозяйственной власти, возможность вступления в физический контакт с вещью каждый раз настолько быстро, насколько это зависит от воли владельца.
Фактическое использование спорного имущества лицом, чьи право зарегистрировано в реестре прав на недвижимое имущество, подтверждено актом передачи имущества от 11.02.2009 (т. 3 л.д. 59), пояснениями общества "Лейсан-Инвест" в отзыве на исковое заявление (т. 5 л.д. 43), заключенным названным обществом договором на оказание услуг управляющей организацией от 01.08.2011 по техническому обслуживанию (т. 5 л.д. 6-7), пояснениями товарищества о создании препятствий в устранении аварийных ситуаций, а также отсутствии ключей, запирающих спорные помещения.
Доказательства возможности беспрепятственного использования помещения товариществом, в нарушение положений статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, ответчиками не представлены. Пояснения товарищества об отсутствии фактического исполнения договора аренды спорных помещений, заключенного с предпринимателем Бондаревым Дмитрием Владимировичем 07.02.2014, не опровергнуты (т. 7 л.д. 34, 44).
Вывод суда первой инстанции об использовании подвальных помещений товариществом материалами дела не подтвержден. Кроме того, вывод об отсутствии препятствий в использовании спорного имущества как основание для отказа в иске, сделан судом первой инстанции без учета направленности иска на возврат владения, а не устранение реальных препятствий в использовании нежилых помещений.
Названное выше свидетельствует о наличии предусмотренных законом условий для удовлетворения виндикационного иска.
В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции обществом "Лейсан-Инвест" было заявлено о пропуске срока исковой давности (т. 5 л.д. 20-21).
Исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено (статья 195 ГК РФ). Общий срок исковой давности устанавливается в три года (статья 196 ГК РФ).
К требованию об истребовании имущества из чужого незаконного владения применяется общий срок исковой давности.
Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (статья 200 ГК РФ).
Таким образом, срок исковой давности по иску об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о том, что имущество выбыло из его владения при отсутствии правовых оснований.
Поскольку в рассматриваемом деле обстоятельства владения спорными объектами до момента государственной регистрации права собственности на них общества "Лейсан-Инвест" не подтверждены, апелляционный суд полагает, что срок исковой давности для истца подлежит исчислению с момента государственной регистрации права собственности названного ответчика (13.09.2010 и 22.09.2010, т. 1 л.д. 75-76).
Учитывая обращение товарищества с настоящими требованиями в Арбитражный суд Республики Башкортостан 11.02.2013, срок исковой давности не пропущен.
Принимая во внимание изложенные обстоятельства и выводы, обжалуемое решение подлежит отмене в связи с неполным выяснением обстоятельств, имеющих значение для дела, а также неправильным применением норм материального права (пункты 1, 4 части 1 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), с принятием нового судебного акта об удовлетворении исковых требований товарищества "Аксаковский сад" об истребовании из незаконного владения общества "Лейсан-Инвест" спорных нежилых помещений дома, расположенного по адресу: г. Уфа, ул. Пушкина, 109, заявленных к собственнику имущества. Поскольку ответчик общество "СК Трест N 21" собственником либо владельцем спорного имущества не является, оснований для удовлетворения заявленных к нему требований не имеется.
Доводы апеллянта о допущенных судом первой инстанции нарушениях процессуального права не относятся к нарушениям, которые повлекли принятие неправильного судебного акта.
Вопреки утверждениям апеллянта о неправомерном допуске судом первой инстанции в качестве представителя общества "СК Трест N 21" Хайруллина Р.Р. судом апелляционной инстанции, по данным выписки из Единого государственного реестра юридических лиц, сформированного по состоянию на 20.04.2017, установлено, что запись о назначении на должность генерального директора названного общества Кильмухаметова Фирдауса Варисовича осуществлена 15.12.2016. Таким образом, оформление доверенности от 01.11.2015 определяющей полномочия Хайруллина Р. (т. 11, л.д. 104) было произведено генеральным директором Саубановым Р.Р. Сведений об отзыве доверенности вновь избранным руководителем суду не представлено.
Также не представлено суду сведений об отстранении руководителя должника в связи с введением определением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 01.11.2016 по делу N А07-11718/2016 в отношении общества "СК Трест N 21" процедуры наблюдения. Согласно пункту 1 статьи 64 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" введение наблюдения не является основанием для отстранения руководителя должника и иных органов управления должника, которые продолжают осуществлять свои полномочия с ограничениями, установленными пунктами 2, 3 и 3.1 настоящей статьи.
Довод апеллянта о ненадлежащем извещении судом первой инстанции о рассмотрении дела ответчиков, в связи с направлением судебных извещений по иным, не являющимся юридическими, адресам подлежит отклонению.
Судебные извещения, адресованные обществу "СК Трест N 21" направлены судом первой инстанции по юридическому адресу ответчика - 450000, г. Уфа, ул. Максима Горького, 36, что подтверждается почтовыми уведомления о вручении (т. 9, л.д. 142, т. 10, л.д. 36, 45, 85, 86, т. 11, л.д. 22, 73, 106, 128, 142, т. 12, л.д. 15, 106). Представитель общества "СК Трест N 21" участвовал в судебных заседаниях суда первой инстанции, что исключает обстоятельство ненадлежащего извещения названного общества.
Судебные извещения, адресованные обществу "Лейсан-Инвест", направлены судом первой инстанции по адресу, который не является юридическим (450112, г. Уфа, ул. Максима Горького, д. 36).
Между тем, как усматривается из протоколов судебных заседаний, состоявшихся в суде первой инстанции 16.12.2014, 18.12.2014, 08.04.2015, 15.04.2015, 20.04.2015, 14.08.2015, 09.09.2015, 30.11.2015, 24.02.2016, 14.06.2016, 21.06.2016, 26.07.2016, 31.08.2016, 13.12.2016, 08.02.2017 (т. 9, л.д. 146-147, т. 10, л.д. 25-26, 67-68, 75, 78-79, т. 11, л.д. 12-13, 24-25, 108-109, 129, т. 12, л.д. 17-18, 42-43, 50-51, 59-60, 121-122, 141-142), представление интересов общества "Лейсан-Инвест" осуществлялось его представителями Аскаровым Р.Г., Салиховой Л.А., Байрамгуловым Н.И., Балабановым Е.Н.
Поскольку указанное не отразилось на реализации прав ответчика и присутствии представителей ответчика в судебных заседаниях, нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта на основании части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом апелляционной инстанции не установлено.
На основании части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.
Товариществом "Аксаковский сад" в лице его председателя Латыповой Р.З. в федеральный бюджет произведена уплата государственной пошлины по иску в сумме 4 000 руб., что подтверждается чеком-ордером от 26.01.2013 (т. 1, л.д. 24) и расходным кассовым ордером (т. 1, л.д. 9). Кроме того, за рассмотрение заявления о принятии мер по обеспечению иска платежным поручением N 8 от 16.04.2013 произведена уплата государственной пошлины в сумме 2 000 руб. (т. 3 л.д. 44). За рассмотрение настоящей апелляционной жалобы по чеку-ордеру от 11.03.2017 истцом уплачена государственная пошлина в сумме 3 000 руб.
С учетом разъяснений, приведенных в пункте 28 постановления Пленума Высшего арбитражного суда от 11.07.2014 N 46 "О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах", указанные расходы подлежат взысканию в пользу истца за счет ООО "Лейсан-Инвест".
Обществом "Лейсан-Инвест" произведена оплата экспертизы ФБУ "Башкирская лаборатория судебной экспертизы МЮ РФ" в сумме 18 192 руб. по платежному поручению от 27.01.2014 N 9 (т. 6, л.д. 43).
Расходы на проведение экспертизы обществом "Центр независимых экспертиз "Суд-Информ" возложены определением суда от 14.09.2015 (т. 11, л.д. 94-67) на общество "Лейсан-Инвест". Доказательств оплаты названных расходов в материалах дела не имеется.
Определением суда от 20.04.2015 (т. 10, л.д. 80-82) расходы на проведение экспертизы обществом с ограниченной ответственностью "Межрегиональный центр судебных экспертиз" возложены на товарищество "Аксаковский сад". Оплата за названную экспертизу произведена истцом посредством безналичного перечисления денежных средств в сумме 30 000 руб. (т. 11, л.д. 96, 100, т. 13 л. д. 37), однако названные денежные средства были возвращены истцу экспертной организацией после установления факта отсутствии подписи эксперта в заключении.
Таким образом, взыскание в пользу истца судебных расходов связанных с проведением экспертизы не производится.
В связи с заявлением истца о решении вопроса о судебных расходах, связанным с оплатой услуг представителей в порядке части 2 статьи 112 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, их распределение настоящим постановлением не производится.
Руководствуясь статьями 176, 268, 269, 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции
постановил:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 13.02.2017 по делу N А07-2059/2013 отменить.
Исковые требования товарищества собственников жилья "Аксаковский сад" к обществу с ограниченной ответственностью Фирма "Лейсан-Инвест" удовлетворить.
Истребовать из незаконного владения общества с ограниченной ответственностью Фирма "Лейсан-Инвест" нежилые помещения N 1-21 (номера на поэтажном плане) общей площадью 585,3 кв. м с кадастровым номером 02:55:010158:0:1/4 и нежилые помещения N 22-27 (номера на поэтажном плане) общей площадью 227,4 кв. м с кадастровым номером 02:55:010158:0:1/5, находящиеся в подвале жилого дома N 109 по ул. Пушкина г. Уфы Республики Башкортостан. Обязать общество с ограниченной ответственностью Фирма "Лейсан-Инвест" передать товариществу собственников жилья "Аксаковский сад" в течение 10 дней со дня вступления судебного акта по настоящему делу в законную силу по передаточному акту нежилые помещения N 1-21 (номера на поэтажном плане) общей площадью 585,3 кв. м с кадастровым номером 02:55:010158:0:1/4 и нежилые помещения N 22-27 (номера на поэтажном плане) общей площадью 227,4 кв. м с кадастровым номером 02:55:010158:0:1/5, находящиеся в подвале жилого дома N 109 по ул. Пушкина г. Уфы Республики Башкортостан.
В удовлетворении исковых требований товарищества собственников жилья "Аксаковский сад" к открытому акционерному обществу "Строительная компания Трест N 21" - отказать.
Взыскать с общества с ограниченной ответственностью Фирма "Лейсан-Инвест" в пользу товарищества собственников жилья "Аксаковский сад" 4 000 рублей в возмещение судебных расходов по уплате государственной пошлины за рассмотрение дела судом первой инстанции, 2 000 рублей в возмещение судебных расходов по уплате государственной пошлины за рассмотрение судом первой инстанции заявления о принятии обеспечительных мер и 3 000 рублей в возмещение судебных расходов по уплате государственной пошлины за рассмотрение дела судом апелляционной инстанции.
Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.
Председательствующий судья
И.Ю.СОКОЛОВА
Судьи
Г.Н.БОГДАНОВСКАЯ
Л.А.СУСПИЦИНА




















© Обращаем особое внимание коллег на необходимость ссылки на "DOMOVODSTVO.RU | Теория и практика управления многоквартирным домом" при цитированиии (для on-line проектов обязательна активная гиперссылка)